Алексей Макушинский: остановка на местности

Государственный мемориальный музей
Булата Окуджавы в Переделкине

Здесь все, как было при нем: и "роза красная в бутылке", и пепельница на письменном
столе, и самодельные полки с книгами, и вид из окна...

 

Алексей Макушинский: остановка на местности

В детстве эта дачная местность выглядела так: пруд, водонапорная башня в дремучем лесу, заросли лопухов, стоящий на отшибе деревянный сортир, сосед-горбун за забором, да стук печатных машинок из открытых окон разносится.

Конечно, юный Алеша понимал, что здесь, на Мичуринце, живут и работают писатели. Вот, например, его отец Анатолий Рыбаков каждый день сидит на веранде и что-то записывает в блокнот, а их сосед за забором так и вообще пишет поэму, которую любит читать вслух, особенно когда выпьет.

Однако все это является частью какого-то параллельного существования и совершенно не притягивает к себе внимания, является фоном, на котором события типа игра в футбол или в войнушку, походы на Самарин пруд или на кладбище есть нечто более значимое, совершенно занимающее воображение и время.

Но время идет, точнее, уходит.

И вот писатель Алексей Макушинский, более известный в переделкинских палестинах как Леша Рыбаков, вновь появляется здесь, и дело оказывается вовсе не в том, что воспоминания, нахлынув, будоражат воображение, а то самое время, о безвозвратности которого в детстве как-то не приходилось задуматься, утекло за окоём. Но в том проявляется смысл происходящего (происшедшего в Доме-музее Булата Окуджавы в Переделкино 31 марта), что "все возвращается на круги своя", и никуда невозможно деться от того, что уже произошло однажды, потому что в любом случае этот мир может быть остановлен при наличии желания и запечатлен на фотографической карточке, на листе бумаги ли.

Для Макушинского эта истина, надо думать, очевидна и не требует долгих и тем более замысловатых доказательств.
В том, что прозаик, поэт, эссеист Алексей Макушинский привез презентовать свою новую книгу "Остановленный мир" именно в Дом  Булата Окуджавы на Мичуринец, есть, думается, свой глубокий смысл. Это в чем-то подобно остановке на местности, которая была и остается для Алеши Рыбакова тем самым миром, который в своем романе, вышедшем в издательстве ЭКСМО, он и описывает, читай, останавливает.

Максим Гуреев, фото автора. 

Алексей Макушинский и его роман "Остановленный мир" в музее Булата Окуджавы. Фото: Максим Гуреев

Алексей Макушинский и его роман "Остановленный мир" в музее Булата Окуджавы. Фото: Максим Гуреев

Алексей Макушинский и его роман "Остановленный мир" в музее Булата Окуджавы. Фото: Максим Гуреев

Роман Алексея Макушинского "Остановленный мир". Фото: Максим Гуреев

 


© Фонд Булата Окуджавы , Государственный мемориальный музей Б.Ш. Окуджавы. При полном или частичном использовании материалов ссылка на музей Б.Окуджавы обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт музея Б.Окуджавы - http://www.okudshava.ru