Борис Чичибабин

Государственный мемориальный музей
Булата Окуджавы в Переделкине

Здесь все, как было при нем: и "роза красная в бутылке", и пепельница на письменном
столе, и самодельные полки с книгами, и вид из окна...

 

Борис Чичибабин

Чичибабин

9 января исполнилось бы 95 лет поэту Борису Чичибабину (9 января 1923 -15 декабря 1994), с которым Булата Окуджаву связывали теплые дружеские отношения.

«Россия – печальная страна. Она всегда была такой, такой и остается. Шибко грамотные, шибко талантливые, не такие, как все, ее всегда раздражали, пока не покинут, а тогда она начинает гордиться, кичиться, бахвалиться, самоутверждаться за их счет...» - писал Булат Окуджава после смерти Бориса Чичибабина его вдове Лилия Карась-Чичибабина

Оба незаурядные личности, оба участники войны, они посвящали стихи друг другу, а Булат Окуджава многое сделал и для увековечивания памяти своего товарища по поэтическому цеху. Воспоминания Лилии Карась-Чичибабиной «...растворившимся среди нас... Булат Окуджава и Борис Чичибабин» можно прочесть в «Новый Журнал» 2009, №257 http://magazines.russ.ru/nj/2009/257/chi16.html

 

Б. Чичибабину

Я вам описываю жизнь свою и больше никакую.

Я вам описываю жизнь свою и только лишь свою.

Каким я вижу этот свет, как я люблю и протестую,

всю подноготную живую у этой жизни на краю.

И с краюшка того бытья, с последней той ступеньки шаткой,

из позднего того окошка, и зазывая, и маня,

мне представляется она такой бескрайнею и сладкой,

как будто дальняя дорога опять открылась для меня.

Как будто это для меня: березы белой лист багряный,

рябины красной лист узорный и дуба черная кора,

и по капризу моему клубится утренник туманный,

по прихоти моей счастливой стоит сентябрьская пора.

14 сентября 1989

 

ПАМЯТИ БОРИСА ЧИЧИБАБИНА

Ускользнул от нас Борис,

а какой он был прекрасный!

Над судьбою мы не властны

хоть борись – хоть не борись.

И глядит издалека,

улыбается и плачет...

Время ничего не значит.

Перед ним века, века...

1994

 

БОРИС ЧИЧИБАБИН

Слово о Булате

Хвалюсь не языком,
не родом, не державой,
а тем, что я знаком
с Булатом Окуджавой.

Он скромен, добр и смел
и был на фронте ранен,
а в струнном ремесле
никто ему не равен.

Хоть суета сует
свои соблазны множит,
он – истинный поэт,
а врать поэт не может.

Когда лилась ливмя
брехня со всех экранов,
он Божьей воле внял,
от бренного отпрянув.

Во лжи срамных годин
(а дело не за малым)
из сонма он один
остался не замаран.

Не самохвал, не шут,
как многие другие, –
раскрытый парашют
у падавшей России.

Я чокнусь за него
с друзьями веком об век:
мне по сердцу его
интеллигентский облик.

Не шут, не самохвал, –
как воду из колодца,
он любящим давал
уроки благородства.

Не ластился к чинам,
не становился в позу,
а честно сочинял
свои стихи и прозу.

Не марево кадил –
лирическая малость, –
он с ней в сердца входил,
и жизнь переменялась.

Мы верили ему,
бродя по белу свету,
как верят своему
любимому поэту.

Гнездо разорено,
и брат идет на брата,
а мы-то все равно
поклонники Булата.

Я с песнями его,
любя, полжизни прожил, –
для сердца моего
нет музыки дороже.


Начало 1990-х

 


© Фонд Булата Окуджавы , Государственный мемориальный музей Б.Ш. Окуджавы. При полном или частичном использовании материалов ссылка на музей Б.Окуджавы обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт музея Б.Окуджавы - http://www.okudshava.ru