Государственный мемориальный музей
Булата Окуджавы в Переделкине

Здесь все, как было при нем: и "роза красная в бутылке", и пепельница на письменном
столе, и самодельные полки с книгами, и вид из окна...

 

Шамординские мечтания

 

В эти края Булат Окуджава приехал вместе с женой Галиной Васильевной и братом Виктором летом 1950-го года. Едва ли он мог предположить, что, защитив в стенах Тбилисского государственного университета имени Сталина диплом по теме «Великая Октябрьская революция в поэмах Маяковского», окажется здесь — в посёлке Шамордино Калужской области, вернее, в бывшем Амвросиево-Казанском монастыре.

При распределении в Калуге Окуджаве якобы сказали, что ему как филологу-русисту будет полезно поработать в местной Шамординской школе, которая занимала здание бывшей монастырской больницы, где провела свои последние дни и скончалась сестра Льва Николаевича Толстого Мария Николаевна. Так и не понял тогда, что это было — злая ирония или дружеская рекомендация...

В Шамордине семья Булата получила две комнаты в доме монастырского казначея — предельно аскетичная обстановка, самодельная мебель, печь, в предбаннике на жестяном поддоне, прибитом к полу, свалены дрова. Дом стоял на отшибе, над самым обрывом, из-под которого, извиваясь, выбиралась река Серёна. Туда же приходилось ходить за водой — налегке вниз и с полными вёдрами вверх. Конечно, воображал себе в юности, как славно живётся в старом усадебном доме, на берегу реки, вдали от городов, суеты и людского столпотворения, но сейчас здесь, в Шамордине, все эти мысли казались совершенно никчёмными, пустыми, потому что ничего кроме ребяческих фантазий, которые однажды, если вовремя от них не отказаться, превращаются в ложь, в них не было. До начала 90-х годов ХХ века обстановка в бывшем Казанском монастыре мало чем отличалась от той, которую застал Булат Окуджава в начале 50-х.

 

Казанский собор. 1990

 

Сейчас здесь всё изменилось.
Дом монастырского казначея ничем не выделяется на фоне дачных коттеджей, коими изобилуют окрестности Калуги. Монастырь полностью восстановлен, и теперь здесь едва ли кто вспомнит о находившейся тут некогда средней школе, «меднолицых учениках» (слова Б.Ш. Окуджавы) и скромном учителе литературы, сосланном сюда для более углубленного постижения творчества графа Толстого. Разве что река Серёна всё та же. Прячется под обрывом, извивается, намывает песчаные поймы. Сюда по прежнему можно ходить за водой — вниз налегке, а вверх с полными вёдрами...
 

Река Серёна


Текст и фото М.Гуреева

20.12.2018.

 


© Фонд Булата Окуджавы , Государственный мемориальный музей Б.Ш. Окуджавы. При полном или частичном использовании материалов ссылка на музей Б.Окуджавы обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт музея Б.Окуджавы - http://www.okudshava.ru